Прислал prostislav1
Мои пожелания очевидны, я думаю.

Не тех, что хронически недостаёт, а в бальзаковском духе, как идеи (тут должен быть смайл в сторону Нинсергевны).

Так вот, персонажа отечественного сериала, снятого в 2015-м году так и зовут.
Нинсергеевна Филатова, следователь.

Нашла ссылку с рецензией у Галины Гужвиной: собственно вот здесь по ссылке.
Решила заглянуть, я разные тайны следствия люблю.
В общем посмотрела все серии, оторваться не смогла, чуть не плакала.

https://my-hit.org/serial/4463/

Впервые в постперестроечном кино с высоты раскаяния обожравшихся ширпотреба и обожранных им же советских людей был показано гнуснейшее и подлейшее мещанство, от которого задыхалось в восьмидесятые всё живое.
Без сочувствия, с полным пониманием сути вопроса.
Как добивает вещизм жены мужа-бессеребренника, как тряпки делают из небрезгливого карьериста откровенного иуду (там каждая деталь на месте, первое о чём говорит в аэропорту: "Одену в лучших модных домах").
Чудесный фрагмент, где в стиле современных рекламных роликов демонстрируется подержанная "Волга" и эротический экстаз налаченной тётки в джерси, которая млеет и тает с тем же выражением лица, что и модели в роликах современных спорткаров.

Пятнистую гниду Михалсергеича показали во всём безобразии в удивительно достоверной ситуации.
(Господи, это же я маленькая стою возле телефона, а бабушка говорит подруге: "Назначили Горбачёва").
Я помню их всех.
Гэбэшных хапуг, которые следили за тем, что соседи выносят в мусор, и пожалели денег ветеринару, когда их собственный кот упал с пятого этажа.
Кавказскую мафию на рынках юга России, которая  до перестройки ещё поражала каким-то хищным цинизмом на фоне общего благодушия,  придыхающие рожи интеллиХентных работников культуры, которые мечтают получить к празднику "пааалочку коолбасыы", ресторанных жуликов на побережье, завуча школы, которая спекулировала ношеными импортными вещами, привезёнными сыном из торговых рейсов.

Про изобретения и стену из румяных комсомольских и партийных б...ей, которые стояли между учёными и производством, отщипывали свой навар от каждого патента, я рассказывать не буду, найдётся кому.

Удивительно и то, что соблюдён голливудский принцип хэппи-энда вопреки послезнанию и логике эпохи.
Потому что не получилось бы у героини заложить любовника-предателя.
Первым делом начальник тестя-генерала позвонил бы генералу, тот бы прикрыл кровиночку, а всех собак в виде аморалки и подстрекательства к государственной измене повесили бы на бабу.
А секреты агентурные тесть с зятем продали бы вместе, по-семейному, лет через пять. Всё в дом.

И ещё одно: концовка смазана, потому что раздача утешительных призов выглядит очень бледно.
Коллизия, параллельная ситуации в "Противостоянии", впрочем. И там и там шестидесятилетний фронтовик: Кротов как нож в масло входит в социум благодаря женщинам. А здесь поэма без настоящего положительного героя, приходится героиню награждать тем, кто ей в отцы годится.

Баранников ей не пара не потому что плюгав и преступен: мы были разделены. Честные менты, честные ГБшники и честные инженеры друг о друге просто не знали. Им негде было дружиться, а типовое окружение, которое выдавали по разнарядке было как с тем фиалом Галадриэли, только наоборот: чем умней изобретатель. тем говённей комсомольцы не предприятии. Чем меньше заражён карго-культом аналитик ГБ, тем меньше шансов, что встретит родственную душу из технарей. Так нас и сожрали.


Ну и посмотрела биографию актрисы в главной роли, Ольги Дыховичной. Лыко в строку: 18-летняя дебютантка приезжает в Москву и выходит за пятидесятилетнего режиссёра, отсюда и начало карьеры.
Стандартное приношение букетникам от лица талантливых молодых актрис в России выглядит не срамно, а скорее трагически: одноногий инвалид-предеседатель один на всё село. Молодые где-то там с симулякрами.
Никаких шансов с нашими сверстниками у неё не было. Наши русские сверстники -- это даунхаус, крепкие попки и силиконовые губки отныне и навсегда.
В электричке раз мужик сказал: "Реальность девяностых была такой тесной, что далеко не всем удалось в неё влезть".
Как её героине Филатовой душной было в семидесятых, так и актрисе в девяностых места не нашлось: тот маргинальный край, где её хоть как-то было заметно, отвоевал для неё выросший в пятидесятые мальчик.
Если вашу, дражайшая Нина Сергеевна, систему координат привязать к Проблеме Десталинизации, интересная штука выходит.

Начнём с того, что принцип планируемого устаревания, заложенный в западную модель производства, если следовать вашей схеме, имеет глубокое философское обоснование -- мир как прах, мир как пыль.
Никаких тебе Кёльнских соборов, сплошной Дивный Новый Мир.

Вводить принцип планируемого устаревания в советскую систему материального производства и потребления стали при Хрущёве.
Началась борьба против нормальной архитектуры, мебели, картин и статуй, стали откровенно уродливыми товары широкого потребления (экономическим стимулом стала отмена заданий на снижение себестоимости, вредительские авантюры с совнархозами и серия ударов по системе стимулирования инновационной деятельности, а также уравниловка).
Идеология шестидесятников упакована в синтетические костюмы и стеклянные бараки.
Через два поколения наследственные борцы с кровавым режимом избрали своим богом "Икею", которая в смысле убожества побила все позднесоветские образцы.

Сапожник, разнорабочий, лаборант обсерватории, курильщик и гурман.
Прикасался к тысячам вещей, разминал сигареты, рвал цветы, возился в саду, носил шинель (сложно передать тактильное удовольствие от советской солдатской шинели). Пользовался вещами. Не владел.
Символическую ценность этого артистического жизнелюбия сложно переоценить.
Сталин -- кровавый.
Ленин -- ? Так и не сформировалось эпитета толкового кроме летовских про плесень и липовый мёд.

И вот умер кровавый.
И пришли бескровные и бесплотные упыри.
И везде где они проходят, рушится и скудеет материальный мир.
Наступает Ничто.
Куба, Ямайка, Гаити, Порто-Рико:
Ну-ка, повтори-ка!

Островные государства Карибского бассейна, вот что это было.
Бабушку в школе научили, она в школе детей учила.
Можете повторить.
"ТАСС уполномочен заявить"
Противостояние
"Спрут"

Шестерёнки, связи, филогенез.
"ТАСС" -- первый, как самый раскрученный. Там штрихами, намёками, общей гнилостью и профспецифика видна, и корни предательства. Научпоп для выезжающих специалистов.
Сама в этот фильм переехала из сказок про эльфов.

"Противостояние"
Даже не знаю, как взяться.
Смотрим в замочную скважину, не можем оторваться.
Связь прошлого с настоящим. Не та, где ленты-цветы, салат на столе и ордена на планочках.
А та реальность прошлого, где братская могила, оставленная оккупантами, смыкается с братской могилой неопознанных БИЧей.
Где понимаешь цену затишью восьмидесятых.
По-настоящему честный фильм, без скидок, без единой фальшивой ноты.
Сейчас уже так снимать нельзя.

Ну и Ла Пиорва, последний сезон.
Когда Сильвия плачет у стены с именами узников концлагерей.
Это я сейчас понимаю, что концлагерь с евреями -- максимум из позволенного европейцам. Но всё же видны механизмы, которые перемололи и нас.
И там где в "Противостоянии" есть будничная, надёжная, неколебинмая (а ведь казалось же так! что всегда так будет, что никуда не уйдёт) правда -- в "Спруте" есть только сожаление. Его можно кофием запить, итальянским, из серебристой гранёной кофеварки, чтобы подсластить пилюлю.

Посмотрите, кто не видел.
http://www.youtube.com/watch?v=K3tpxnoq5Wo&feature=watch-now-button&wide=1
http://www.youtube.com/watch?v=X805olgmxo8
http://www.youtube.com/watch?v=fu34n7bzjzE
Смотрю на динамику френд он/френд офф у себя в статистике и представляю, какой разрыв шаблона переживают периодически возникающие во френдах после очередной картинки богЭмные пользователи.
По моим наблюдениям, большая часть рисующих/кропающих или там гейм-дизайнеров и прочей интернетно-творческой братии имеет стойкую аллергию на политическую ортодоксию вроде моей.
А тут такие контрасты в журнале.
Я сама не совсем понимаю, как мой чисто упаднический стиль уживается с моими взглядами.
В училище, кстати, сильно страдала -- хотелось выдавать светлое, мощное, воздушное, объёмное, как наши мужики, а лезла графика. Её самостоятельную ценность я понимала, но уметь рисовать и писать по-настоящему очень хотелось.
Мой идеал -- панно станции метро "Киевская", а из-под пальцев тянется паутина, которую к моему негодованию порой сравнивают с Бердслеем.



Вчера придумался сценарий: военный, прощающийся с подножки вагона на стене "Киевской-Кольцевой", оживает, вскакивает в нарисованный поезд.
Женщина-железнодорожница даёт отмашку, поезд мчится скволь туннели метро.
Оживает на станции "Партизанская" статуя Зои и её Иосифа и Иоанна, распрямляются из вечно настороженных поз пограничники на "Бауманской", спускается с панно на "Таганской" радостная процессия, в точке рандеву над головами солнечной армии барражируют самолёты с "Маяковской", поют птицы, цветёт сирень.
И из какой-нибудь мозаики, из пустой стены, из распахнувшихся витражей "Новослободской" все они потоком света выходят в Москву.
--И как вы это себе представляете?
-- Ну, по Бондарчуку...
-- Хе-хе. Нет, мой друг. Это те же самые толкиенисты, которые к вам приходят на играх, только в городских условиях.



В семействе меня с детства ругали за то, что я живу «в ожидании праздника».
Есть такое дело.







Без подвешенной впереди на веточке морковки мало кто способен двигаться вперёд.
Я же требовала от окружающих такого рода «морковок» особенно громко и настойчиво.
Ни в семействе, ни в любимой школе с этим проблем не было: год был организован безупречно чётко, события повторялись неотвратимо как солнцеворот и солнцестояние.
Майские костры, зимние гулянья и летние белые ночи были аккуратно расставлены по своим местам. У деда с бабушкой, мамы и нашего бесценного завуча был послевоенного качества острый как бритва вкус к жизни.
Потом пошло хуже. В родном Очень Академическом ПТУ мало того что не наблюдалось никакого вкуса к жизни (к пиву разве что), так ещё и время структурировать никто не любил и не умел.
На композиции нас упорно учили делать не красивое из ничего, а «жизнеподобное» из окружающей действительности, желательно из наименее приглядных её проявлений.
«Сходите на рынок, поделайте набросков». Мне и так после часа пребывания в нашем здании уже выть хотелось (одно, знаете ли, дело – уютная мастерская сэнсея на Рождественском бульваре, а совсем другое – грязный до невозможности школьный класс в панельном здании на задах Рижского вокзала). Какие уж тут наброски.
Я, конечно, свято помнила, чему нас учил писатель Грин: «Подари человеку опереточную певицу, создай чужую мечту». Ради бога. Но мою-то собственную кто мне создаст?




И сбежала я из ПТУ в МГУ.
Библиотека на геофаке чудесная, лампы зелёные. Учебная программа, правда, с программой родной иберо-романской кафедры имела мало общего, но смысл хотя бы раз в месяц доехать до университета был.
Именно тогда я сознательно уже определила, что для меня в этом городе родное. Пятидесятые годы, конечно же.
И виделись мне Праздники – совсем как те, которых благочестиво ждали Витя Малеев и Марина Петрова, виделся какой-то апофеоз счастья – весь белый с колоннами и мягким кружением вальсирующих пар. Казалось, что вот-вот, накопится у меня внутри памяти и сокровищ умственных – и всё осуществится.




Кое-что осуществилось.
Друзья-толкиенисты получили доступ в Колонное фойе ДК МГУ. И был у нас бал.
Счастье было несказанное: попросить настоящего осветителя, чтобы он включил настоящий прожектор, высчитывать копеечную смету и деловито расхаживать на каблуках, старательно держа спину.
Я попала в правильную сказку: на вахте сидели бабушки, бывшие в своё время участницами физкульт-парадов, а новая злобная начальница ДК с поправкой на возраст была просто идеальная мадам Горбанюк из Той-Самой-Книжки. Сидя на совещании «культурных работников» в ДК, я до слёз смеялась от узнавания: вот она, где начинается – мелкая и крупная сволочь. Вот они, типажи. Вот кто теперь вооружён (ибо предупреждён) - я. Самый здесь незаметный и незначительный.
Чудно и странно влияет интерьер – всякий сверчок становится яснее виден. Было над чем подумать.
И уже не совсем о праздниках.

Правда ещё один праздник в ДК был – назывался он балом «День полнолуния».
Тема была заявлена "в стиле модерн", но и освещение и настроение вышли "как в кино".
Наверное, самый правильный образ, который возник на том балу – вот эта пара:




Академический "ёжик" друга Жени, достойный «Девяти дней одного года» и чудесная мина его партнёрши. И сиреневое платье точного совершенно тона.
Тем, что творится в твоей собственной голове, поделиться безумно сложно – это аксиома.
Но когда получается хотя бы кусочек того, что ты хотел – счастье огромное.




С развесёлой РИ-тусовкой я упёрлась в глухую стену – здесь всё самодостаточно, лучше, чем «капустник двоечников» делать смысла не имеет.
"Организовывать пространство вокруг себя" в камерном духе, как моя высокоталантливая мать, я не умею. После неё остаются натюрморты, после меня – беспорядок, пусть вполне художественный. Нужен какой-то выход наружу.



Волевой и талантливый мужчина прошиб бы стену и, несмотря на окружающую бироновщину, что-то бы сотворил этакое, к чему и реальность бы со временем подтянулась. Праздник, который переломал бы будни.



Сколько в игры ни играй, ничего не сломаешь, ничего не выйдет. Сколько ни созывай гостей – придут не те, потому что те, кто тебе нужен, живут не здесь и не сейчас. Или умерли. Или им не до праздников. Потому что порядочные люди не любят пиров во время чумы.
Или стараются своё на этих пирах присутствие как-то оправдать в духе «я здесь по делу».
Я оправдать не пытаюсь. Сколько ни смейся над героинями Драйзера и тем, как они «стремятся к красоте», карабкаясь наверх от любовника к любовнику – увы, это наша печальная реальность.

Вернулись проклятые вопросы о том, может ли комсомолка носить серёжки и может ли порядочный человек ухнуть сумму, равную месячной зарплате другого порядочного человека, которому меньше повезло с трудоустройством, на свои тихие радости.
Может.
Запросто.
Потому что все мы подвержены соблазнам, а перестроиться на ощущение «годины бедствий» всенародно не удавалось ещё никому и никогда, даже в этот же день 68 лет назад.

И тогда и теперь мы все разные.
Я существо слабое, как известная китайская лиса, и по-советски благочестивое (за что меня, воплощение Отличницы С Косичками, обзывают неформальной богемой).
Мой конформизм мучит меня разными прельщениями. Очень хочется холить, лелеять и поддерживать излюбленную эстетику, а не поднимать новое из руин.
А поддерживать в смысле эстетическом хочется примерно вот такое:




Во избежание: картинки мои. Фотографии Андрея Шенкаренко и Нины Троицкой. Видео via user zina_korzina. Цитата для эпиграфа из устного творчества хиппи.

Profile

pahmutova

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 02:39 am
Powered by Dreamwidth Studios